Алексей Равский: Гротескный мир

Закрывайте глаза. Покоритесь тяжести опускающихся век. Следуйте за Морфеем в царство сказочных сновидений и окажетесь в волшебном мире картин Алексея Равского. Полотна, в которых искусство, фантасмагория, эстетика и праздность сливаются в невероятный художественный симбиоз. 

Гротескный мир, подобный Зазеркалью, в которым правят совершенно другие законы. В нём нет нашего порядка, общепризнанных норм и правил. Здесь царствует природа музыки, поэзии и живописи. И именно искусство является главным героем полотен художника Равского.

Подобно его произведениям, биография Алексея покрыта ореолом таинственности. Известно, что год его рождения 1961, родом из Приморского края. Сейчас проживает в столице Белоруссии, Минске, а также состоит в Союзе художников Белоруссии. Странно, но это чуть ли не единственные биографические данные, которые можно найти о нашем современнике, хотя гораздо больше скажут его картины.

Одна из ключевых тем в творчестве Алексея – изображение художников, в широком смысле этого слова, то есть людей искусства, творцов. Но Равский показывает нам этих персонажей не в привычном для обывателя виде.

В некоторых героях его полотен мы не заметим творческого порыва, на их лицах отсутствует печать вдохновения. Напротив, перед нами люди, погрязшие в скуке и праздности. Ключевой символ таких полотен Алексея – игральные карты. Это некая сюрреалистическая аллюзия на пустоту деяний персонажей. Например, на одном полотне художник демонстрирует нам композитора, который вместо сотворения музыкально произведения, занят строительством карточного домика. Ему будто больше совсем неинтересно его возвышенное ремесло, музыкант теряет свою страсть к творчеству, а ведь именно она и является смыслом жизни для любого художника. Герой погружается в сон. Глаза полузакрыты, голова тяжко клонится вниз, нет больше сил сопротивляться дремоте

Но как мы понимаем, что «бездельники» на полотнах Алексея Равского именно люди искусства? Ответ кроется в изображении художником рук персонажей картин. Запястья и пальцы словно застыли в позе, подобно статуи эпохи Возрождения или балетному танцору. Чувствуется грациозность, изящество и некоторая искусственность персонажей картин, присущая каждому произведению искусства.

Но для Равского быть художником не значит владеть каким-либо творческим ремеслом, важно относится к жизни как художник. Быть полностью поглощённым маниакальной жаждой прекрасного. И как антитеза к вышеупомянутым персонажам Алексея, перед нами предстают две параллельные теме дремоты картины. На обоих полотнах мы видим группу юношей «укрощающих» девушек, и дамы им в этом помогают. Молодые люди полностью поглощены процессом. По изящным жестам их рук мы понимаем, что перед нами также люди искусства. Но в чём заключается их искусство? Дело в том, что перед нами уже не девушки, а произведения искусства, и они это прекрасно понимают. Парадокс живописи Равского в том, что сами художники произведение искусства. 

Стоит заметить, что все работы стилистически похожи настолько сильно, что порой возникает ощущение, что одна картина является всего лишь небольшой частью другой. Некоторые персонажи полностью срисованы из прошлых работ. Это странно для без сомнения талантливого художника.  Как будто сам стал заложник созданного им мира, сказочно прекрасного, но гротескно искусственного.

0

Автор публикации

не в сети 7 часов

electrongalery

3
Комментарии: 1Публикации: 1132Регистрация: 22-02-2019

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *