Отключение вкуса и наркотическая функция искусства

Это необходимо специально подчеркнуть во избежание недоразумений при исследованиях авангардизма. В искусстве авангарда все опыты с «отключением» вкуса и художественного сознания, сферы сознания в целом и рефлектирующей деятельности «я», производимые с целью прямого и непосредственного воздействия на область «пред-» или «подсознательного», не имели широкого размаха. Они ограничивались крайне узким слоем художественной (и околохудожественной) элиты и имели значение «нонконформистских» экстравагантностей, рассчитанных на то, чтобы эпатировать «глухонемую» публику, не желающую вступать в коммуникацию с «новым искусством».

Необходимо было мощное развитие массовых искусств — и прежде всего кинематографа, — развитие, сопровождающееся коренной перестройкой технической базы художественной культуры вообще, чтобы был осознан реальный смысл этих экстравагантностей и они получили «технологическое» применение в сфере «индустрии сознания» Запада.

Вот тут-то и было обнаружено, что все упомянутые элементарные импульсы, воздействующие на «пред-» или «подсознание» человека, с одной стороны, могут быть «организованы» («смонтированы») так, чтобы они вызывали у него не отрицательные — к чему стремились авангардисты, исполненные нонконформистского пафоса, — а положительные эмоции и переживания. Имелось в виду формально-гедонистическая «положительность» этих последних, взятая вне всякого отношения не только к их духовному содержанию (которое, как правило, удавалось «элиминировать», устранить), но даже и к их биологической целесообразности — в смысле поддержания природного «гомеостазиса» человеческого организма.

Словом, была — заново — открыта чисто наркотическая функция искусства, его способность давать наслаждение, аналогичное тому, которое испытывает курильщик опиума.

С другой же стороны, было подмечено, что «пред-» и «подсознательная» сфера, на которую воздействуют упомянутые импульсы, располагается в непосредственной близости к и н-стинктуальному уровню человеческой «природы», и прежде всего — к инстинкту самосохранения и инстинкту продолжения рода. Эти инстинкты выступают в качестве «общего знаменателя» для всех элементарных (психо-физиологических и нервно-физиологических) «раздражителей», открытых в свое время авангардистами и «утилизованных» ныне в практике рекламы, массовой информации, «индустрии досуга и развлечений».

Последний тезис вряд ли нуждается в доказательствах — каждому достаточно вспомнить сюжеты фильмов ужасов и сексуальных фильмов, составляющих подавляющую часть продукции коммерческой кинематографии Запада.

0

Автор публикации

не в сети 2 дня

electrongalery

3
Комментарии: 1Публикации: 1132Регистрация: 22-02-2019

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *