Художники — нонконформисты в СССР. Риск ради искусства

Двадцатый век. Никогда прежде изобразительное искусство не претерпевало таких революционных изменений. Вся классическая система живописи была сломлена искусством модернизма. Причём советские мастера выступили в это время как одни из главных новаторов и изобретателей. И на Западе, и в СССР выставки авангардистов проходили со скандалами (чего многие художники и добивались). Но лишь в тоталитарных странах, включая сталинский Советский Союз, новое искусство было запрещено законом в тридцатые годы.


После смерти Сталина и прихода к власти Хрущёва, многие надеялись на перемены. Удивительным сегодня кажется тот факт, что в самом начале Оттепели, на выставке в честь годовщины основания МОСХа, авангардным художникам позволили выставиться. Но, когда на выставку пришёл сам Хрущёв, он подверг художников разгромной критике. Никита Сергеевич произнёс решающую фразу: «в том, что касается искусства, я сталинист». И этим всё сказано.


Однако уже в последние годы сталинской власти росло поколение художников, не признававших официальных канонов социалистического реализма. Участь многих из них была трагична. Некоторые отсидели в тюрьмах по политическим обвинениям, некоторые попали в психиатрические больницы. Известен даже случай, когда сотрудники КГБ покалечили и чуть не убили одного из неофициальных художников, подсыпав ему в обувь отравляющее вещество. А один из лидеров подпольных живописцев, Рухин, даже погиб при невыясненных обстоятельствах. Но кем были эти художники, рискнувшие ради живописи своей жизнью, и что двигало ими?

Почему они не могли рисовать иначе, ведь многие мастера, такие как Малевич, пошли на компромисс с властями?
Естественно, те художники были не согласны с политикой Советского Союза. Для них живопись была политическим манифестом, но в их решении работать в запрещённых стилях была и чисто художественная причина. Согласно известному принципу, искусство – это выражение духа времени. Поэтому каждая эпоха порождает свой особенный стиль, а авангард как нельзя лучше соответствовал духу бурного и страшного двадцатого века. Несмотря на всю внешнюю уродливость, это искусство было честнее и отражало реальные проблемы общества, в отличие от соцреализма, который пытался изобразить выдуманный социалистический рай.

К тому же, надо понимать, что советские люди в то время уже устали от социалистического искусства. И это неудивительно. Полное презрение к форме привело к тому, что академически правильные картины соцреалистов становились серыми и скучными. Поэтому порой не только художники, но и зрители готовы были смотреть на любые картины, в которых было что – то свежее.


Нонконформизм по группам


Советские маркисты (Ленинградская школа)
Среди талантливых художников – постимпрессионистов был один человек, который сегодня практически неизвестен. Француз Альбер Марке затерялся в тени славы Ван Гога и Гогена. Однако он был большим другом Советского Союза и, как зарубежный коммунист, был приглашён в СССР ещё в конце правления Сталина. Познакомившись с его творчеством, многие художники стали ему подражать. На их картинах появилась та же влажная туманная полутьма. Сами художники называли себя «маркистами», и занимались творчеством, без каких либо политических манифестов. Для этого был выбран «нейтральный» пейзажный жанр. Сами художники не воспринимали свою деятельность как сопротивление. Скорее это был «третий путь», не путь социалистического реализма, но и не путь авангарда. В то же время, понятие «маркисты» было отчасти издёвкой над официальными марксистами.


Арефьевский круг
В тяжёлые годы войны выросли другие художники. Во времена послевоенной разрухи они начали свой путь в искусстве. Ленинградские живописцы Рихард Васми, Александр Арефьев, Тюлевев, Шолом Шварц выбрали в качестве источника своего вдохновения тёмную сторону жизни города. В том числе, использовались и сюжеты из жизни асоциальных элементов, созданные в узнаваемой упрощённой художественной манере. Сами художники Арефьевского круга также не отличались примерным поведением и часто небрежно относились к своему внешнему виду. Художники до конца своих дней не могли и мечтать об официальной выставке и даже дали себе ироничное прозвище «орден нищенствующих (непродающихся) живописцев».
«Митьки»


Ещё одним ярким явлением в жизни Ленинграда была живопись группы «Митьки». Названа она в честь её основателя Дмитрия Шагина. В основе творчества группы лежит городской фольклор, приправленный простонародным юмором и исполненный в характерной наивной технике примитивизма. Впоследствии вокруг творчества «Митьков» сложилась целая субкультура с собственными правилами и языком. Сегодня «Митьки» — это настоящая легенда Санкт – Петербурга.


«Алеф», евреи в живописи СССР
После Революции в СССР евреи, наконец освободившиеся от антисемитских ограничений, вздохнули свободно. Появилась целая плеяда гениальных дизайнеров и художников еврейского происхождения. Евреями были Марк Шагал и Эль Лисицкий. Однако после войны в советском обществе не было места для традиционной еврейской культуры. Проблема идентичности была поднята группой «Алеф», в которую входило множество художников — евреев. Самым ярким представителем движения был живописец Абезгауз.

При внешнем реализме, его картины аллегоричны. В них чаще всего есть отсылки к Библии, но перенесённые в атмосферу сегодняшнего дня. Кроме того, на его картинах присутствуют традиционные для еврейской живописи надписи на выпуклых лентах.


Одесса, Ленинград, Лианозово
Естественно, что главные центры живописи второго советского авангарда (живописи нонконформизма) были столицы (Москва и Ленинград). Там проходила активная художественная жизнь. Также одним из центров этой культуры был город Одесса, порт, в котором ощущалось влияние заграницы. Многих молодых художников Одессы опекал выдающийся живописец Егоров. На своих полотнах он изображал любимую одесситами стихию – море.

Его море правдиво, несмотря на авангардный оттенок его работ. Оно «дышит», сияет и движется. Можно сказать, что, наряду с Волошиным и Айвазовским, Егоров создал свой собственный яркий и самобытный образ моря.
Московские нонконформисты собрались в Лианозово, где среди бараков творил Оскар Рабин. На его экспрессионистских полотнах — целая система символов, взятых из реальной жизни. Позднее, когда художник, непонятый советским обществом, уедет в Европу, он продолжит рисовать всё те же бараки – и также не будет понят и западной публикой. Кроме него в группу «Лианозово» входил и поэт — экспериментатор Генрих Сапгир, автор знаменитого стихотворения «Принцесса и людоед», по которому в советское время был снят мультфильм.


Московский романтический концептуализм
Несмотря на отделённость от мировой культуры, в страны Соцлагеря в конце двадцатого века проникали и новые художественные веяния. В Москве в то время зародился концептуализм, который один критик назвал «романтическим». Самыми знаменитыми деятелями этого движения были Иван Чуйков, Виктор Пивоваров, Илья Кабаков и Павел Пепперштейн.
Иван Чуйков был сыном художника — соцреалиста, также знаменитого. КГБ поначалу казалось, что парень просто «сбился с пути», но он был настроен весьма серьёзно и не собирался бросать намеченную им линию в искусстве. Всю жизнь он эксплуатировал идею эпохи Возрождения о том, что картина – окно в мир.

И, действительно, он писал картины на оконных рамах.
Многие художники того времени находили отдушину в детской иллюстрации. В этой области творили и Пивоваров с Кабаковым, но для первого это был важный этап творчества, а для второго – лишь коммерческое искусство ради куска хлеба. В своих «нонконформистских» работах Пивоваров проявлял интерес как к сюрреализму, основанному на теории эйдоса (в отличие от фрейдизма у Дали). Также он знаменит концептуальными проектами, такими как «проекты для одинокого человека». Эта серия рисунков была создана как своеобразный «дизайн — проект» скучной бессмысленной жизни человека.

Она является реакцией на пустое существование советских людей в эпоху застоя.
Первые выставки и признание
Ещё не началась Перестройка, когда художникам сделали первые послабления. В семидесятые годы с большим трудом были организованы первые официальные выставки в ДК им. Газа и в ДК «Невский». После этого была создана первая легальная институция для запрещённых живописцев – секция живописи при Горкоме графиков. Но это был ещё неокончательный перелом. Многих художников преследовали и после этого. Лишь во времена Перестройки неофициальное искусство, наконец, стало разрешённым и сразу же сделалось основным в жизни стареющего СССР.


Конечно, в рамках данной статьи невозможно рассмотреть всех художников советского нонконформизма. А ведь их были десятки. От «Ленинградской школы» до группы «Башня», нонконформисты давно уже не являются чем – то запретным. Напротив, они стали живыми классиками безвозвратно ушедшей эпохи.

0

Автор публикации

не в сети 2 дня

electrongalery

3
Комментарии: 1Публикации: 1132Регистрация: 22-02-2019

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *